<<препятствия>>

Если в жизни нет препятствий
Значит, это и не жизнь
Сказка в тридевятом царстве
Или Дьявольский каприз

Я спокойствия пугаюсь
Неспокойствия боюсь
Диалектика нагая
И простая как арбуз

Много было философий
Часть всерьёз, а часть игра
Этнос самый крепкий профи
Знает, в мире нет утопий
Нету худа без добра

<<красота мужская - эссе>>

наверно, я с задержкой развивался
не в смысле половом — тут как у всех
другое, ты в изящном венском вальсе
а танцем вызываешь грубый смех

на первый взгляд покажется — несмелость
нескладность, неуклюжесть, немота
нескоординированность тела
рука не та, или нога не та

нет чувства ритма, ты немузыкален
как идиоматический пень пнём
секрет простой, но не совсем банальный
мы не гортанью — мы душой поём

моя душа ходила в детский садик
ей был не нужен никакой успех
ей было просто наплевать на всех
как выглядеть в анфас, с боков и сзади
что люди говорят про имярек

я выяснил потом про чувство ритма
нашёл все звуки у гитарных жил
и руки-ноги расставляю слитно
скульптуру полюбил и витражи
эпикурейцем стал и сибаритом
люблю, чтобы портной костюмы шил
и даже стал ремесленным пиитом

я нечестолюбив и нетщеславен
хотя эстет, насмешник и пижон
люблю любить хозяек нежных спален
где голос наготы исповедален
и неестественности начисто лишён

мужская красота меня всегда смешила
я думал нужен только интеллект
хоть сам я некрасив, но не страшила
субъект без экзотических примет

мужчин сужу лишь сделанной работой
надёжностью и верностью словам
у Бога могут быть иные квоты
но я афей и всё решаю сам

делю мужчин на два неравных класса
один любовник, а другой иезуит
готовы в первых женщины влюбляться
за остальных лишь замуж выходить

я позже понял, красота мужская
сродни звериной дикой красоте
и эта дикость самок привлекает
хотя и может привести к беде…

к образованью отношусь с опаской
средь образованных так много дураков
неправ, быть может, и сужу пристрастно
но дурость записал в реестр грехов

и вот мне захотелось быть красивым
что старому и глупо, и смешно
согласно Тютчеву — нас оставляют силы
и игроки другие в казино

в буржуйском мире деньги всё решают
красотку выбрал, в кассу и купил
а мне не по карману молодая
а старых любит лишь геронтофил

тогда откуда этот приступ дерзкий
в отсутствии возможностей и сил
есть режиссёр хороший Попогребский
он это интересно объяснил

актёру нужно, чтобы совпадала
судьба героя с собственной судьбой
но не событием, а внутренним накалом
чтоб искренности публике хватало
а я хочу соединиться с красотой

в английском красота мужская «handsome»
а в русском почему-то слова нет
сказали бы «мужчина интересный»
«хорош блондин» или «хорош брюнет»

а если вы услышите «красавец»
или салонное «а он хорош собой»
то это вроде как «ну лишь бы не китаец»
не брачный аферист и не плейбой

а я хочу быть попросту красивым
не для того чтоб женщин соблазнять
а для того, чтоб жизненные силы
достойно дали пьесу доиграть

<<детство>>

себя, наверно, помню лет с пяти
а осенью мне семьдесят четыре
от старости больного не спасти
живи хоть в шалаше, хоть в Монплезире

тут главное — уйти, не насорив
и не намучиться в больничке до предела
когда уже не знаешь, то ли жив
то ли душа от тела отлетела

ну, это в будущем, когда оно придёт
на небе информация хранится
там у Всевышнего архангельский учёт
чтоб не запутаться перемещённым лицам

а я хочу вернуться к тем годам
которые обозначают детством
где жизнь привязана к своим дворам
и лишь немного к тем, что по соседству

событий слитных сохранилось мало
но есть фрагменты яркие вполне
я помню, как лоскутным одеялом
случалось где-то укрываться мне

тогда по бедности тачали из кусочков
война мануфактуру извела
теперь сказали бы поп-арт и колер сочный
и очень композиция смела

мы в Молотове жили в коммуналке
три скромных комнаты на две семьи
но двор огромный был, мы там играли в салки
в войну, в лапту, в футбол — во что могли

пять лет после войны — игрушек мало
а у меня их даже целых две
мотоциклист из жести ярко алый
и кукла Катя с дыркой в голове

потом сучилось чудо, по лендлизу
я детский получил велосипед
весь двор естественно катался на сюрпризе
всё радостно, когда тебе пять лет

я был всегда рассказчиком историй
придумывал и тут же излагал
ну, в общем, я герой аудиторий
не меньший, чем Сократ и Ювенал

орава разновозрастных мальчишек
выслушивала выдумки мои
читать ещё не мог — сюжеты не из книжек
хоть и не помню, но не о любви

потом был дифтерит, инфекционка
мать лазала ко мне через забор
чтоб подкормить несчастного ребёнка
орал и выгонял её вахтёр

чтобы купить в полку пенициллина
мать продала весь женский гардероб
был на дворе пятидесятый год
меня кололи в попу, в ноги в спину
и чем-то перевязывали лоб

но обошлось, отца в Москву забрали
Панки местечко, институт ВУГИ
нам комнатушку в коммуналке дали
мать делала с капустой пироги

трофейное кино, какое чудо
что ни бандит, то для меня герой
английский фильм лихой про Робин Гуда
и «Королевские пираты» Боже мой

но покорило нас «Падение Берлина»
людская память полнилась войной
безногие сидят у магазинов
и многие на службе строевой

мы двор мели перед кинобараком
чтоб фильмы посмотреть почти до дыр
про динго — австралийскую собаку
и про Тарзана — он был наш кумир

ну,а пока отца в Китай послали
он был высококлассный инженер
китайцы нас как знатных принимали
на европейский, разумеется,манер

всех СССРовских специалистов
селили в мандариновском дворце
средь райских яблонь и широколистных
кустов с шипами на конце

кормили по заказу в ресторане
жильё — штук пятьдесят красивых фанз
объединённых в сказочный орнамент
такой одноэтажный парафраз

бассейны с рыбками и как беседки-гроты
вместо скамейки каменный валун
стена высокая и гарнизон — пол-роты
всё это вместе — Ты-Ши-Дзе-Хутун

<<...без названия>>

как нынче водится, столкнулись в баре
потанцевали, выпили чего-то
и разошлись, обоим на работу
огромен город — встретимся едва ли

но у Фортуны собственные планы
спустя неделю встретились вторично
расстаться просто было неприлично
и разошлись, но только утром ранним

потом встречались, когда время
было
потом спускались на байдарках на Валдае
как дальше вышло,я уж и не знаю
ни пламенных страстей, ни огненного пыла

но дети незаметно подрастают
мы вчетвером гуляем по бульвару
мимо сменившего сто раз названья бара
переглянувшись, улыбаемся напару
Фортуна — девка очень озорная

<<пропажа>>

про Недотыкомку я вспомнил не зазря
часы наручные пропали в доме
не топят, середина октября
от лазанья в шкафах всё тело ломит

я в мистику не верил никогда
но Недотыкомка могла явиться
ей нравится шалить и веселиться
ну, спрятала часы, не велика беда

кто про неё читал, тот знает, что почём
забавное творенье Соллогуба
поймал бы, приголубил кирпичом
нет, нет, шучу, уж больно это грубо

но, чёрт возьми, я так к часам привык
уж я не говорю, что марки очень редкой
советские часы пятидесятилетки
со знаком качества на стрелках золотых

пропал Московский часовой завод
когда страной рулили либералы
умишка компрадорам не достало
то сохранить, что создавал народ

исчезли экстраплоские часы
теперь один завод, и тот швейцарский
их выпускает для забавы барской
а мы лишились «Вымпелов» красы

разные слова

я написал два непохожих вирша
они мне оба нравятся, конечно
хоть и рождаются во тьме кромешной
как котировки на Гонгконгской бирже

один был о любви к метаморфозам
о жажде побывать в чужом обличье
как говорит товарищ мой — философ
душа людей всегда чего-то ищет

ну, что об этом думают в народе
давно известно, повторять не буду
лишь очень редко происходит чудо
как правило, благодаря Природе

второй попроще о любви к усладам
тут у народа форменный глоссарий
его, тем более, цитировать не надо
поскольку не для этого писали

я не Барков, не пользуюсь жаргоном
грудь это грудь, а бёдра это бёдра
я оппонент развязным эпигонам
любителям перформансов на одрах

когда-то Чехов в качестве доклада
учил писак с трибуны ультрамодных
писать народным языком не надо
чтоб сделаться писателем народным

не согласиться с этим невозможно
рамена, чресла, перси и ланита
слова красивые напрасно позабыты
а мне по нраву «девицы, вельможи»
ни «дос» и «здра» ни «вау» ни «иди ты»

КАРМА

мне на досуге девушка случилась
уж чем я ей понравился, не знаю
быть может, потому, что молодая
и любознательность не износилась

я соблазнить её, поверьте, не старался
я просто плыл, ловя попутный ветер
и, видимо, у нас совпали галсы
случайность, как и всё на этом свете

ей нравились мои смешные речи
и то, как я играю на гитаре
она окольцевала мои плечи
а мне казалось, для неё я старый

и не богат, и в общем не свободен
да и любовник, видимо, пустячный
я рассказал ей всё, на что я годен
она смеялась — жуть, ну, очень страшно

ну, дальше всё, как в сказочке для взрослых
она меня ласкала юным телом
и обрела, наверно, что хотела
и в смысле чувственном, и в переносном

потом настало время расставанья
и мудрость юной девы поразила
поцеловала, молча проводила
и даже не сказала до свиданья

а я её все чаще вспоминаю
вдруг прозевал единственную в мире
наверно, карма у меня плохая
а, может быть, дурак и простодыра

ЗАВИДУЮ

завидую стихам великих
и как не позавидовать талантам
в чьих строчках проступают лики
весь мир держащих на плечах, Атлантов

как в зеркале волшебном мир бескрайний
в котле кипящем радостей и болей
наитием разгаданные тайны
любви и смерти, и стремленья к воле

уменье жить в согласии с Природой
законы чести, зовы вдохновенья
гармонии Божественных рапсодов
и редкие счастливые мгновенья

и доброта, проявленная к людям
и мужество, рискующее жизнью
и труд упорный человечьих буден
веселье свадеб и печаль на тризнах

и мудрость, сохранённая веками
и в детях воплощённые надежды
всё то, что рассказать не в силах сами
до той поры, пока сомкнутся вежды

великим Боги дали изволенье
заглядывать в израненные души
и понимать, и сострадать и слушать
и рассказать потом в стихотвореньях

ПАНТЕОН

пусть я афей, но Бог теперь один
ну, и куда же подевался Один
аа цу Бог Сварог был пращурам угоден
а Пантеон Богов, подобных им

у мусульман Бог тоже свой — Аллах
что не мешает сосуществованью
людей, молящихся в своих церквах
хоть ортодоксам выбор этот странен

а христианский межевой раздел
ну, прямо, как сюжет для Оруэлла
найти различия наука не сумела
в церквах по разному украшенный придел

как ни крути, но атеисту проще
легко не верить сразу всем Богам
я, например, на Косидовском взрощен
и доверяю лишь своим мозгам

ушло, конечно, время инквизиций
примат во всех законах человек
и несущественно какогоцветалиций
права, свободы, гуманизм — для всех

беда лишь в том, что зто на бумаге
у государств заботы не о том
в Европу лезут новые варяги
как не пустить и соблюсти бон-тон

клокочет в Каталонии Свобода
об Украине я вообще молчу
спокойно смотрят Боги с небосвода
мне кажется, что им пора к врачу

конечно, человечий род беспечен
он молится Богам, чтобы свалить
свои заботы на чужие плечи
хоть по науке, так не может быть

ПРЕДДВЕРИЕ

прохладно — десять — солнечно сегодня
довольно странный день для ноября
уже мне предпочтительней в исподнем
чтоб не дразнить радикулит зазря

так потихоньку время уползает
за Рекреационный поворот
что будет там — загадка непростая
иззвестно только — будет Новый год

по цифрам будет знатным — 2020
рекламных королей обогатит
обилием острот и презентаций
ну, и надежд разбитых у корыт

а для меня год семь десятков пятый
и Дню Победы семьдесят и пять
ну, а пока ещё ноябрь, ребята
быть может, не придётся и встречать

мой alter ego — организм живучий
о встречах позже завтракать пора
слова же мог придумать и получше
не строчки, а какая-то хандра

вот то, что 2020 — это клёво
звучит упруго, смотрится на бис
жаргон, вульгарно, но по делу слово
пойдём, ждёт кофе организм

___
за неделю до реанимации, за три до НГ 2020…
©kiR

…почил на 75м году жизни в ночь с 02.02 на 03.02.2020