ЖЕНЩИНА

она была наполнена соблазном
такую женщину нельзя судить в деталях
она тебя манила всем и сразу
ну, если только ты мужик нормальный

не женщина, а, просто, катастрофа
вокруг неё покоя не бывает
припомни похищение Европы
пал жертвой Зевс, и эта же такая

она раз пять в замужестве бывала
и каждый раз избранника любила
влюблялась в нового, и тут же уходила
была честна — мужьям не изменяла

последний брак распался из-за мужа
ему попалась женщина другая
по внешности, естественно, не хуже
но, судя по замашкам, дорогая

меня обычно женщины не любят
мне не досталось козлоногих квчеств
а уж такие женщины тем паче
но, как известно, и Фортуна шутит

её всё это очень удивляло
скорей всего, случайность — ферромоны
посреди ночи сдёрнет одеяло
и засмеётся, прижимаясь лоном

ушла, конечно, путь её известен
а я ей благодарен бесконечно
за то, что так естественно прелестна
за вечер первый и последний вечер

ИТОГИ

мне не нужны ни слава, ни богатство
и аскетизм мне чужд и отрешённость
и на скрижалях не хочу остаться
и это просто честность, а не скромность

мне повезло быть сыном человечьим
и жизнь прожить в труде, как и пристало
не стать мошенником с душой увечной
мир посмотреть от тундры до Непала

влюбиться, вырастить детей и внуков
морочить женщин, есть такая слабость
учиться много, сблизиться с наукой
пожалуй, всё, что рассказать осталось?

лукавлю я, оставил напоследок
забросил всё и занялся стихами
у внуков будет стихотворный предок
чтоб по примеру сочиняли сами

теперь того, что было, не исправить
за каждой биографией огрехи
обидно будет за дурную память
о, в общем-то, нормальном человеке

ум и чувство

мы чаще верим людям беспричинно
придётся нам по нраву человек
а он злодей, прикрывшийся овчиной
Иуда, лиходей-архистратег

хлебнув по простоте душевной лиха
намереваемся не верить никому
когда же недоверие притихло
мы снова верим сердцу, не уму

я думаю, не надо и стремиться
обуздывать умом свободу чувств
пускай они как властная царица
владеют мной, я жизни не боюсь

все знают, что любовь непостоянна
но не любить нельзя — природа не простит
тут либо жизнь мирская постаканно
либо духовная, упрятанная в скит

всегдашняя война между умом и чувством
с исходом не известным наперёд
тут не поможет даже Заратустра
бывает так, что просто не везёт

но если вдруг лукавая Фортуна
тебя решит любовью одарить
забудь про всё, не трать мгновений втуне
уму и сердцу повели любить

повсюду

то замирал, то мчался вслед за эхом
то перепрыгивал долины и холмы
то заливался как дитёныш звонким смехом
раскрашенным цветами Хохломы

то над рекой вечерней с тихой грустью
обхаживал оранжевый закат
спешащий к морю лабиринтом устья
и с лунным светом улетал назад

то на рассвете как труба горланил
сгоняя с веток полусонных птиц
то как аккорд концертного рояля
озвучивал Прокофьевский каприз

и радуясь, что все вокруг проснулись
как барабанщик, задавая ритм
пел голосом бурлящих жизнью улиц
был бодр, как время, и неутомим

пусть я афей, но помню, что в трёх лицах
Всевышний перед нами предстаёт
Бог — Дух живой и миллиарднолиций
переворачивает Бытия страницы
не зная, что там будет наперёд

РОЯЛЬ

на очень старой даче в Подмосковье
в трёх километрах западней Панков
завещанной нам маминой свекровью
я лето провожу спокон веков

построена она в конце тридцатых
соседи рядом, и заборов нет
мы угощаем их всем, чем богаты
и получаем угощения в ответ

а в это лето мы с моей соседкой
остались земледельствовать вдвоём
точней втроём с роялем кабинетным
история-то, собственно о нём

купил его, когда работал в Праге
на распродаже барского гнезда
задёшево, поскольку в передряги
по виду судя, попадал всегда

рояль французский марки редкой очень
он после реставрации ожил
я канделябры зажигаю ночью
давно укоренившийся режим

играю я нескладно, но с душою
соседка музыкантша говорит
играл бы лучше, если б был левшою
или хотя бы знающим иврит

мне пятьдесят, соседке девятнадцать
студентка Гнесинки и школьница на вид
ей по развитию в песочнице играться
она часами клавиши долбит

рояль ей приглянулся, и спросивши
приходит заниматься каждый день
в трусах и в майке, позабывши лифчик
мне объяснив, что одеваться лень

я ей сказал — нельзя перед мужчиной
являть собой ку-ку в дезабилье
она хохочет тоже мне причина
надену завтра мамино колье

вела себя как девочка-оболтус
зато училась много и всерьёз
и с премией прошла какой-то конкурс
мне записи послушать удалось

а через год всё повторилось снова
но стала одеваться поплотней
влюбилась в кларнетиста-казанову
прошла уроки взрослости суровой
и стала женщиной, я любовался ей

а года через три меня спросила
зачем её невинность не забрал
ведь мог легко, без хитрости и силы
я засмеялся, ты рояль любила
а я твою любовь оберегал

пришло признание, болтается по свету
концерты, записи, какая-то медаль
хоть на три дня, но приезжает летом
поцеловать меня и наш рояль

ОБРАЗЫ

у каждого субстанта есть название
названия сплетаются в события
события становятся преданьями
предания нуждаются в наитиях

наития — Божественные сущности
опережают чувства и сознание
рабочие мозги на этом учатся
ленивые достойны увядания

мир образов богаче прародителей
и не стеснён инстинктом выживания
в мечтаниях успех неукоснителен
поскольку мы смелей и гениальнее

ещё мы и добрее, и заботливей
рачительней, щедрее, сострадательней
мы ласковы с домашними животными
с фракталом человечьих обитателей

гордыня очень часто паче гордости
а гордость прародительница честности
в душе процессы те же, что и в осмосе
заманчиво попасть в сады небесные

ФЕЛЬДКУРЬЕР

ведомо всем, что в собачью погоду
даже собака должна быть в тепле
а человек в плащ-палатке походной
шёл напрямик к наступающей мгле

мокрое небо над ним нависало
ветер хлестал по щекам и ногам
молнию высекло Божье кресало
гром прогремел, салютуя Богам

дождь по косой леденящий ноябрьский
небо вокруг заколочено мглой
внутрипогодные вечные дрязги
между Землёй и Небесной водой

путник спешил — слишком важное дело
и недосуг на погоду пенять
кейс номерной, на бедре парабеллум
скорость и шаг — фельдкуръерская стать

в этом краю ни дорог, ни селений
есть только те, кто для всех — никакой
пустошь и несколько странных строений
зонд над одним, на другом часовой

путник добрался, по рации что-то
очень раздельно и резко сказал
в блоке под зондом раскрылись ворота
сходу зашёл и из виду пропал…

путник накормлен, умыт и уложен
комнату греет огромный камин
строгий режим, как в тюрьме, только строже
завтра в дорогу, и снова один

Дорога к Богу

у каждого своя дорога к Богу
один дойдёт, другому не дано
Фортуна может завести к острогу
а может просто завернуть в рядно

сложнее тем кто к Богу не стремится
как я, к мримеру, форменный афей
страшит меня Господняя десница
поскольку бедокурит Асмодей

мне поп сказал — безгрешных не бывает
а ты не в силах замолить грехи
не выручит ни мысль передовая
ни прочие мирские пустяки

ну, поп попом, я напрямую с Богом
как протестант решил потолковать
пошто одних журит, других карает строго
а третьим похвала и исполать

у Всемогущего IQ не ограничен
он мне сказал, афей, не обессудь
оставь гордыню глупым нуворишам
займись собой, я к людьм знаю путь

ещё сказал, пиши стихи такие
чтоб можно было в песни превращать
а я ответил, что по всей России
поэтов-месенников три, ну может, пять

коль не выходит, то пиши любые
поскольку, говоришь, не будут петь
то и вреда не принесёшь России
ну, разве что чуть-чуть подпортишь Сеть

с тем и расстались, ОН вернулся в небо
а я к своим непесенным стихам
а, может, этот разговор и не был
и я его себе придумал сам

ВАРИАЦИИ

мы перевешиваем шторы и картины
переставляем мебель в сотый раз
одёжки старые становятся противны
такой диалектический сюрпляс

страшней, когда друзья надоедают
ещё страшней усталость от любви
сама любовь придумана людьми
как сохранить её никто не знает

но я не о любовях, о борьбе
между привычным статусом и новым
возможно ли, переменив основы
не изменить ни долгу, ни себе

ну, Паустовский написал, что взгляды
не изменяют камни и ослы
но честь и совесть не поставишь рядом
с каноном политической борьбы

конечно, время подправляет мысли
набор разочарованных мерил
закон Бернулли испытаний чистых
романтиков субтильных победил

но мы надеемся, хоть знаем, что не будет
с надеждой, как известно, легче жить
мы любим, мы грешим, мы просто люди
мы с идеалами состариться должны

КАПЕЛЬНИЦА

пока мозги ещё не рассосались
они должны быть в тонусе рабочем
подскажут, коль забыл, чего ты хочешь
чтоб вышло самому себе на зависть

чтоб был анализ смыслов и бессмыслий
чтоб были и надежды,и сомненья
риторика высокая и феня
и чтобы на ушах лапша не висла

чтоб всмоминалось то, что нужно нынче
чтоб под рукою бяли афоризмы
cogito ergo sum девизом жизни
чтобы с тобой существовал обычай
стараться жить не вызвав укоризны
чтоб словом добрым вспомнили на тризне

мне это всё на ум пришло в больнице
кровь бегает, а капельница каплет
а я, как старая заслуженная цапля
из вены шнур торчит, и мне не спится

мне врач сказал — вот вычистим сосуды
появятся и тонус и желанья
и я про поясницу позабуду
потянет выпить, закурить и к блуду
я стану хищным и голодным как пиранья

пришла сестричка вынула иголку
другую внутризаднично воткнула
тут тяга к блуду сразу и уснула
я понял, чистить будут долго