КОЛОКОЛЬЧИК

смеялась как валдайский колокольчик
не говоря о том,что хороша
хотелось бы,чтоб грудь была побольше
и чуть поменьше щедрая душа

весь смак общежитейских посиделок
был в том,чтоб много разных песен спеть
блатных,любовных,и смешных и смелых
мы пели хорошо и неумело
теперь из них я помню только треть

Высоцкий,Галич,Визбор,Окуджава
и те,кого не помню,пару дюжин
мотив получше,а слова похуже
про Сталина,Атлантов и шалаву
про Пасху,Колыму и дружбу

про то,как клёны выкрасили город
про то,как я гуляю по апрелю
про перекаты и сибирский холод
про то,как счастье заслонилось дверью

бывало так,что гитаристов штатных
тянула математика к столу
и я,как мог, подыгрывал ребятам
и колокольчик у соперников стянул…

теперь уж нет ни посиделок,ни гитары
и колокольчик поседел и отзвенел
а я пока живу,придурок старый
и вспоминаю,как я песни пел

а как она любила,я не помню
как будто,Бог сказал мне-кавалер
я память вытер,чтобы ты был скромным
как пламенный советский пионер

я понимаю,но ночами снится
что я иду по деревянным городам
где мостовые скрипят как половицы
я строчек этих Богу не отдам